Руководство по поиску инвестиций для стартапа в канаде

Микрочип для «Аполлона»: как Кремниевая долина стала Кремниевой

В 1948 году инженеры Уильям Шокли, Уолтер Браттейн и Джон Бардин изобрели германиевый транзистор, а в 1956 году — получили за это Нобелевскую премию по физике.

Шокли решил создать коммерческую компанию, которая будет заниматься производством транзисторов, а также попытается разработать улучшенный транзистор из кремния. Он нанял тридцать молодых физиков, которых счёл самыми талантливыми во всей стране.

«К сожалению, посреди дела Шокли изменил свою точку зрения и захотел разработать устройство, которое было бы не таким универсальным, как транзистор, — рассказывал Гордон Мур, один из тех талантливых молодых физиков и будущий сооснователь Intel

— Мы обратили на это его внимание, но он оказался отвратительным управленцем. Поэтому восемь из нас решили уйти от него, и создать свою компанию, которая вернулась бы к изначальной задумке Шокли»

Шокли назвал покинувших его учёных предателями — поэтому в историю они вошли как «предательская восьмёрка».

Инвестиции «предательской восьмёрке» помог найти Дэвид Рок — тогда инвестиционный банкир, а в будущем один из крупнейших венчурных инвесторов Кремниевой долины. Предприниматель Шерман Фэрчайлд дал физикам полтора миллиона долларов и возглавил компанию, которую назвали его именем. Расположилась она в технопарке Стэнфорда. В 1959 году Fairchild Semiconductor совершила технологическую революцию, определившую будущее мировой экономики, — произвела первую в истории микросхему из кремния.

Кремниевый микрочип позволил установить компьютерное оборудование на космический корабль и отправить человека на Луну. Благодаря госзаказам в 1960-х Fairchild стала самой крупной компанией Стэнфордского технопарка. Однако в 1968 году компания стала убыточной и начала разваливаться. Талантливые инженеры стали покидать её один за другим. В 1968 году Роберт Нойс, подпись которого стояла под первым чертежом кремниевого микрочипа, и Гордон Мур основали Intel. Через несколько месяцев Джерри Сандерс, ещё один выходец из Fairchild, создал AMD.


Сотрудники фирмы Intel, 1969 год. Фото: Intel Free Press / flickr

А вот судьба самого Шокли незавидна. Череда бизнес-провалов и семейных трагедий сломила его психику. Получив профессорское кресло в Стэнфорде, он увлёкся расистскими евгеническими идеями, которые были слишком радикальными даже для Америки той поры — к примеру, он предлагал стерилизовать безответственных и глупых людей. К началу 1970-х пожилой учёный стал изгоем в научном сообществе, от него отвернулись даже собственные дети.

В 1960-х на американском фондовом рынке начался технологический бум. Первые производители компьютеров, выходившие на IPO, такие как Digital Equipment или Wang Laboratories, привлекали огромные капиталы. Как заметил журналист и предприниматель из Кремниевой долины Адам Осборн, «В конце 1960-х годов вам нужно было лишь выйти на середину Уолл-стрит и крикнуть: „Миникомпьютер!“ или „Программное обеспечение!“ — и вот вы уже завалены деньгами по шею».

Проблемы. Перспективы. Коротко

Взялся за этот труд по двум причинам:

  • Во-первых, слишком многие стали сосредоточены на быстром и даже необдуманном создании ДАО через различные платформы, забывая, что форма, вид, механики взаимодействия и прочие элементы организации зависят от цели, а не конъюнктуры рынка.
  • Во-вторых, хотелось показать, что процесс создания ДАО — творческий и многогранный, он не ограничивается общепринятыми стандартами, которых, к тому же, нет.

Есть и ряд очевидных проблем, которые стоит учесть при формировании любой децентрализованной автономной организации:

Централизация управления не только нарушает идейную составляющую, но может иметь множество негативных юридических последствий, о коих еще поговорим

Поэтому крайне важно при создании ДАО нарисовать дорожную карту распределения элементов управления, включая токен, если таковой имеется.

Автономность предполагает высокую степень ответственности, а значит, необходимо именно на этапе формирования определить аспекты риск-менеджмента. К сожалению, этого не происходит во многих случаях, даже когда речь идет о миллиардах долларов (UST — не единственный пример).

Организованность — не просто регистрация через Aragon и другие подобные площадки

Создание мультисига через Gnosis и без газовых голосований — через Snapshot. Но это, прежде всего, понимание участниками, как именно можно создавать, модифицировать и модернизировать, исключать процессы в/из ДАО.

И эти три пласта порождают целые плеяды проблем поменьше. Но поговорим лучше о перспективах, поскольку они перекрывают все: и риски, и проблемы, и молодость сферы.

Прежде всего, формирование ДАО сегодня дает вам положительный гандикап по сравнению с теми, кто придет позже. Возможно, у них будут более продвинутые инструменты автоматизации, но не опыт управления ДАО, а он у вас есть, и это самое ценное.

Далее: ДАО — не панацея, поэтому делать сразу «хорошо и надолго» можно тогда, когда есть уверенность в 3 составляющих:

  • Деньги.
  • Время.
  • Сила (компетенции).

В остальных случаях рекомендую ad hoc подход, который помогает тестировать идеи и не порождает больших обязательств, но именно он является преимуществом ДАО, открыть и закрыть которое куда проще, чем общество с ограниченной ответственностью или ИП.

Безусловно, в кросс-механиках, интероперабельности кроется еще один секрет: ДАО только-только начинают (6 лет — не срок для предпринимательства) свой путь. Тот, кто быстрее придумает, как нишевым, отраслевым и прочием ДАО взаимодействовать, окажется не просто на коне, но в открытом космосе. Можете сравнить это с периодом, когда начинали добывать нефть и не понимали, как сильно она изменит экономику и сколько рынков породит.

Но о перспективах говорить могу долго. Давайте перейдем к выводам.

Зачем правительству понадобилось проверять инвесторов

Когда повысили налоги и прикрыли офшоры, продвинутые комерсы и нечистоплотные чиновники переключились на крипту. Новации докатились не до всех. На «Россия 24» то и дело появляются репортажи о любителях цыганского барокко, складывающих наличность в матрасы и бачки золотых унитазов. Но это вымирающий вид.

Бумажная валюта и презренный металл не нужны, когда можно принимать донаты цифровым золотом. Президент фишку сечёт, поэтому отдал приказ прикрыть калиточку.

Вернее, не прикрыть, а поставить проходную будку с кассой и охранником на входе. Посмотрел закон: там сказано, что криптовалюты — это хоть и не платёжное средство, но имущество, с которого нужно платить налог. Проблемка одна — как его найти. Имущество это цифровое.

Задача сложная, но кококомбо из Минфина, Минтруда, Минцифры и Центробанка попробует зарегулировать все денежные потоки — будут следить за расходами на покупку крипты и таким образом привязывать конкретного Васю Пупки к конкретному криптокошельку и деньгам на нём.

История появления ДАО

Хотя эта концепция обсуждалась в нишевых интернет-сообществах после создания Биткоина в 2008 году, термин ДАО появился только в 2013 году. Дэн Лаример, соучредитель инвестиционной компании Invictus Innovations, и основатель Ethereum Виталик Бутерин написали о них в Bitcoin Magazine, назвав децентрализованными автономными корпорациями (теперь это организации).

Интересно, что в 2006 году писатель-фантаст Даниэль Суарес опубликовал книгу под названием «Daemon». В ней компьютерное приложение Daemon тайно захватило сотни компаний на основе распределенного характера и построило новый мировой порядок. Работа Daemon очень похожа на сегодняшнюю ДАО: она могла выплачивать вознаграждение, делиться информацией с сообществом и управлять активами.

Печальная история THE DAO. В 2016 году самая первая ДАО под названием The DAO была запущена на Ethereum. Предполагалось, что The DAO будет венчурным фондом, управляемым инвесторами; его 18 000 инвесторов смогут принимать инвестиционные решения с помощью краудсорсинга. Проект хотел улучшить нынешнее управление несколькими способами: чтобы токены DAO были доступны для всех и чтобы каждый мог голосовать по правилам. Он привлек $150 млн в ETH, но хакеры воспользовались уязвимостями в его коде и украли более $50 млн. Это привело к падению цены на ETH и затронуло репутацию Ethereum, доверие к сети было подорвано. Сообщество Ethereum в итоге проголосовало за «разветвление» (то есть создание новой ветки) блокчейна Ethereum, что «сбросило» блокчейн до того, как произошел взлом, и позволило участникам вернуть свои деньги. Первоначальный блокчейн, в котором до сих пор хранится запись о взломе, теперь известен как Ethereum Classic.

На тот момент экосистема Ethereum еще не достигла такого масштаба и разработка ДАО была еще более трудоемкой. Но взлом послужил опытом для сообщества, особенно в отношении хакерских атак. Как сказал соучредитель Ethereum Гэвин Вуд на голландской конференции по блокчейну в 2016 году: «Это похоже на иммунную систему. Мы собираемся впасть в лихорадку на некоторое время. Но когда мы выйдем из лихорадки, будет точно известно, как сделать систему сильнее».

Наши дни и взлет популярности. Несмотря на взлом, в том же году начали появляться стартапы ДАО, такие как Aragon, Moloch, DAOstack и Colony. Эти платформы позволили людям создавать свои собственные ДАО без необходимости писать код вручную, упрощая процесс и позволяя экосистеме развиваться. Криптопространство получило огромный импульс, DeFi и NFT постепенно набирают обороты

Все больше компаний начали обращаться внимание на ДАО

В начале 2021 года в ДАО было заблокировано $480 миллионов TVL; сейчас более $10 миллиардов. Подтягиваются крупные инвестиции. Тяжеловес венчурного капитала Andreessen Horowitz вложил $20 миллионов в Syndicate, блокчейн-стартап, который помогает людям запускать ДАО. Ранее в этом году венчурная фирма удвоила инвестиции со своим фондом в размере $2,2 миллиарда долларов.


Liquid Blog

В какую сторону венчурные инвесторы направляют общество сегодня

Итак, венчурное инвестирование стало одним из социальных условий, которые предопределили компьютерную революцию. Однако не менее важным условием стало государственное финансирование НИОКР американскими властями в первые три послевоенных десятилетия. Именно бюджетные вливания сформировали прослойку американских физиков, инженеров и кибернетиков, создавших современную компьютерную индустрию.

Технологический импульс, запущенный американскими властями в послевоенные годы, привёл к созданию интернета, соцсетей, электронной коммерции, искусственного интеллекта. Сегодня Америка вкладывает в НИОКР около 3% бюджетных денег — самое маленькое значение за последние годы, а в инвестициях в наукоёмкие предприятия доминирует венчурный капитал. Куда он направляет экономику без государственного вмешательства?

Государство может позволить себе инвестировать в фундаментальную науку, не ожидая от этих вложений выгоды. Однако естественное состояние любого частного инвестора — направленность на получение прибыли. Поэтому они действуют гораздо более приземлённо.

«Венчурные капиталисты ищут компании, которые могут выйти на биржу, а это значит, что им нужна идея, которая сможет найти большой рынок, — пишет обозреватель MIT Technology Review Элизабет МакБрайд. Такие стремления создают очень специфический набор требований».

Сегодня венчурное инвестирование, серьёзно пострадавшее во время кризиса доткомов в 1995–2001 годах и мирового финансового кризиса в 2008 году, находится на подъёме. Эксперты прогнозируют, что рост этой сферы продолжится: венчурные фонды будут получать всё больше денег от институциональных инвесторов.

В 2020 году на американские компании пришёлся 51% мирового объёма венчурных инвестиций (в 1990-х было 84%, а в 1980-х — под 100%). Общий объём составил около 164 млрд долларов. В таких стартапах работало 4,4 млн человек — около 3% от общего числа трудоустроенных в Америке. Средний объём американского венчурного фонда — 24,6 млн долларов.


Студенты Техасского университета предлагают идеи для своих стартапов на торговой конференции в Остине, штат Техас. Фото: stock_photo_world / Shutterstock

Сегодня венчурные инвесторы не такие рисковые, как в прошлом. Количество наиболее высокорисковых посевных инвестиций (на стадии бизнес-идеи) и вложений на ранних стадиях развития бизнеса постоянно сокращается, а доля инвестиций на поздних этапах растёт. Начинающим компаниям найти инвестирование сегодня куда сложнее, чем 20 лет назад. При этом растут объёмы «сухого порошка» — денежных средств, которыми фонд обладает, не вкладывая.

Более половины венчурных инвестиций приходится на интернет-компании. В последние годы здесь доминируют искусственный интеллект, компании-платформы, FinTech и EdTech.

На втором месте — сфера здравоохранения. Здесь инвестиции последние два года растут особенно быстро, и, по оценкам экспертов, их доля будет увеличиваться и дальше. Согласно исследованию Deloitte, венчурные фонды и капиталистов больше всего привлекает растущая индустрия «виртуального здоровья» — телемедицина, системы удалённого мониторинга состояния здоровья, платформенные решения и системы, основанные на искусственном интеллекте.

Друзья, семья и дураки

Этот источник является неформальным и вне обычных линий финансирования.

Его также именуют — чувствительным финансированием.

Люди, которые вам доверяют, охотнее оказывают финансовую помощь, в отличие от тех, кто занимается этим профессионально и на взаимовыгодной основе.

Это одна из наиболее распространенных форм финансирования стартапов в Канаде, на которую приходится примерно 38% привлеченных средств.

“Друзья и семья” — это явные категории близких вам людей, которые либо разделяют ваши идеи, либо имеют другие причины думать, что вы, по крайней мере, вполне разумный и талантливый человек, которому просто нужно немного помочь.

С другой стороны, дураки — это люди, которые вас не особенно любят, но которых вы убедили в большом таланте своих продаж или своим ярым энтузиазмом стать вторым Uber. Они не являются профессиональными инвесторами и не смогут провести необходимую юридическую экспертизу, но у них будут большие ожидания, иногда сильно дезинформированы вами же, о потенциальном успехе будущего предприятия.

Потенциальных ловушек у этого типа финансирования достаточно много, но есть и преимущество — это, по всей видимости, будет наиболее простой формой финансирования. Маловероятно, что они будут смеяться над вашей оценкой рынка, просить ценные бумаги или придираться к мелочам в вашем бизнес-плане.

В то же время, это хороший способ показать будущим профессиональным инвесторам, что у вас есть и другие акционеры, способные оценить и вложиться в ваш проект. Никогда не стоит недооценивать ценность социального доказательства.

Конечно, всегда есть риск болезненно поссориться с вашей мамой из-за крушения вашего “китайского бронепоезда электронной коммерции кормов для домашних животных» или создать себе смертельного врага, если один из ваших «дураков» ожидал выхода IPO (ICO), когда вы даже не вышли на операционный ноль.

Существуют способы управления этим риском, в основном посредством четкой коммуникации и установления прозрачных ожиданий у всех участников вашего проекта с самого начала. Проблема в том, что зачастую трудно оценить, что ваши партнеры  знают об инвестировании в стартапы, когда они никогда этим не занимались.

Обычно неопределенность и трения будут возникать, что называется, по ходу дела. Например, когда вскроются более подробные финансовые данные, и они столкнуться со сверх (неуместными) ожиданиями ваших близких.

Существует такой неписанный закон: нельзя смешивать бизнес с удовольствием. Финансирование, полученное от друзей, семьи и дураков, является классическим примером этой аксиомы.

Если вам все-таки нужен доступ к этому виду финансирования, то хотя бы не экономьте на адвокате с опытом работы в венчурных сделках. Все договоренности, подписанные сторонами в письменной форме, а также подробное объяснение адвокатом всех рисков, будут являться отличными предпосылками для того, чтобы ваша сделка не превратилась в кошмар для всех её участников через некоторое время.

Работа в Web3

Познакомившись немного с проектом, вам, возможно, захочется погрузиться немного глубже.

Работа может быть распределена по проектам, или в качестве предварительного условия для предложения на полный рабочий день от DAO или одной из связанных с ней компаний.

Занятия на неполный рабочий день включают в себя разработку, исследования, управление, изучение данных и многое другое.

Децентрализованные сообщества, так же как и централизованные, нанимают сотрудников на полный рабочий день. Но DAO лучше всего подходят в качестве одного из наиболее прибыльных способов создания репутации, которую можно использовать в любых проектах.

Крис Диксон выявил следующие выгодные отличия членства в DAO относительно других исторических аналогов:

Самое удивительное в экосистеме web3 — это ее глобальная доступность.

Нет необходимости родиться в нужном городе или получать допуск к эксклюзивной компьютерной программе. Модель «снизу вверх» и добровольное членство в DAO меняют модель поиска талантов.

К серверу discord можно присоединится одним щелчком мыши. Можно зарабатывать награды и демонстрировать свои результаты работы, чтобы получить очки репутации в децентрализованном HR отделе.

Вы можете подать заявку на получение гранта или подать предложения о полной занятости непосредственно в DAO.

Эффективная работа на многие DAO будет редкостью, если не брать в расчет узкоспециализированную роль (например, создание информационных дэшбордов или других отчетов об исследованиях) или функции бэк-офиса.

Для большинства DAO будет работать модель Голливуда.

DAO обеспечивают финансирование, руководство проектами и собирают команды. Команды работают, развивают свои личные качества, затем расходятся и переходят к следующему.

Ключевое отличие “голливудской” модели Web3 будет в том, что каждый участник, независимо от своего размера и важности, будет участвовать в развитии и успехе продукта

  • Нам еще предстоит понять, демократизирует ли эта система работу белых воротничков?
  • Не ухудшают ли DAO и без того не самые лучшие условия труда в гиг-экономике?

На мой взгляд, тут больше хорошего, чем плохого. Ранние участники, хотя бы, поучаствуют в росте платформы, над которой они работают, даже если условия труда там меняются.

В любом случае, стимулирование токенами в Web3 никуда не денется.

Когда-нибудь вы будете работать на DAO. Может стоит начать уже сейчас, пока там много альфы.

Выхода нет

Если бы речь шла об обычной программе и обычном взломе, дальнейшая тактика была бы ясна. Для начала нужно исправить уязвимость. Пропавшие деньги так не вернуть, но хотя бы остаток будет в безопасности. Затем следует любыми способами вывести его из-под удара.

Но умный контракт — это не простая программа. Умный контракт — это контракт, а контракты нельзя просто так взять и поменять. Их заключают для того, чтобы раз и навсегда закрепить условия сделки и обязательства сторон. Они неизменны — в этом весь смысл. Исправления или отмены ошибочного контракта можно добиться через суд, но в Ethereum это по понятной причине невозможно.

Ни Ethereum, ни сам контракт DAO не предусматривают механизма, который позволил бы обновить код контракта. Перевести проект с одной версии программы на другую и сохранить его внутреннее состояние невозможно. Это, среди прочего, означает неизбежную утрату содержимого переменной extraBalance. У проекта DAO на ней записано несколько миллионов долларов.

Участники DAO могут в любой момент покинуть проект и забрать свою долю с собой. В разгар атаки многие пытались воспользоваться этой возможностью и обнаружили, что в сложившейся ситуации она ни на что не годится. Дело в том, что деньги со счета DAO нельзя конвертировать в эфир напрямую. Сначала они будут переданы дочерней организации при помощи той самой функции splitDAO, которая использована в атаке. Это долго и к тому же бессмысленно, потому что новорожденными DAO управляет тот же самый уязвимый код. Увели деньги из родительского DAO — уведут и с них.

Чем меньше денег оставалось на счетах DAO, тем очевиднее становилось, что простого выхода нет. Ошибку в контракте нельзя исправить — во всяком случае, быстро и без потерь. Деньги тоже не спасти — во всяком случае, быстро и без потерь. Созданная система не приспособлена ни для того ни для другого.

Что делать дальше? Основатели проекта DAO призвали своих сторонников ломать систему. Они опубликовали код, массовое исполнение которого перегрузит сеть Ethereum. DDoS не остановит атаку на DAO, но замедлит ее и даст время на поиск решения.

Биткоин за год вырос втрое и продолжает взлетать

Пока всякие важные таблоиды писали про сдувшийся пузырь, биток неспешно перевалил за $50К.

Правда, после скорректировался до нынешних $48, но общая тенденция явно растущая. А многие, кто вчера ванговал падение до $20, переобулись и уже вангуют биткоин по 100 тысяч. Почему растёт? Думаю, тут нужно поблагодарить дедушку Джо.

Основной драйвер текущего роста — растущая инфляция в США.

Хотя средний показатель около 2 % в год, недавние меры «вертолётного» стимулирования экономики подняли её выше 5 %, снизив покупательную способность доллара. ФРС напечатала и вбросила на рынок 2,4 триллиона долларов и будет это делать ещё.

Чтобы и дальше не терять на инфляции, народ всё активнее присматривается к альтернативам — акциям, золоту и биткоинам.

Недавний обвал был спровоцирован снежным комом событий — начиная от медийных вбросов Маска, Шиффа и других важных шишек Уолл-Стрит и заканчивая китайской подставой. Глобально спрос на биток растёт и все его хотят. Поэтому медвежий рынок не продлился слишком долго, а монета стремится к новым максимумам.

Что такое ДАО

Децентрализованная автономная организация или ДАО — это основанная на блокчейне форма организации или компании, у которой часто есть собственный токен. Такие организации управляются не директором или менеджерами, а кодом.

ДАО — это горизонтальные организации. Они различаются по своим функциям, бывают коллективы разработчиков (Gitcoin), венчурные фонды (LAO), игровые гильдии (Yield Guild Games), социальные сообщества (FWB) и так далее. Что у них общего, так это то, что все они управляются участниками, а не сверху вниз или иерархически. На данный момент у большинства ДАО есть финансовые миссии. Например, PleasrDAO и The LAO объединяют деньги инвесторов для инвестирования в произведения цифрового искусства или другие DeFi-стартапы.

Из-за прозрачности ДАО, обеспечиваемой блокчейном, некоторые рассматривают их как будущее организации Интернета. Эти группы могут состоять из нескольких тысяч человек, даже незнакомых друг с другом, но с общими интересами и общим банковским счетом, и без какой-либо центральной власти.

Сторонники говорят, что появление ДАО изменит то, как люди управляют сообществами, перестроив не только компании, но, в конечном итоге, глобальное устройство общества в целом.

Это новая форма экономического и социального взаимодействия, так как на смену вертикальной парадигмы управления приходит горизонтальная модель построения компании, в которой, благодаря децентрализации, каждый участник ДАО — полноправный совладелец и обладает равными полномочиями и неограниченным доступом к информации и принятию решений. В отличие от вертикальной организации, где цели и задачи ставятся сотруднику управляющим, ДАО открывает простор для коллаборации независимых участников, которые могут сообща добиться цели, в которой заинтересован каждый из них.

Забавный пример, когда группа криптоинвесторов запустила проект ConstitutionDAO в виде ДАО с целью покупки на аукционе редкого экземпляра Конституции США первого издания. Они собрали около $45 млн, но проиграли аукцион инвестору Кену Гриффину. В ДАО заверили, что все участники сообщества смогут получить внесенные ETH обратно за вычетом расходов на газ.

Любой, кто покупает и держит токены организации, получает возможность голосовать по важным вопросам, непосредственно связанным с ДАО. Они используют смарт-контракты вместо традиционных корпоративных структур, чтобы координировать усилия и ресурсы участников для достижения общих целей. По сути, это автономные алгоритмы, которые выполняют определенную функцию при соблюдении определенных условий.

ДАО может быть благотворительной организацией, которая будет принимать пожертвования от любого человека в мире, а также любой человек может стать ее членом, а потом при помощи голосования будет определено, как участники хотят потратить пожертвования. Это может быть также сеть фрилансеров, которые объединят свои ресурсы и знания, вплоть до общей подписки на специализированное ПО. Венчурные проекты и гранты: можно создать ДАО-венчурный фонд, объединяющий инвестиционный капитал с системой голосования за венчурные проекты. Выплаченные деньги впоследствии могут быть перераспределены между членами ДАО.

Каждая ДАО имеет свою структуру, но обязательно должны присутствовать:

  • Миссия;
  • фонд (treasury);
  • управление фондом;
  • координация участников, чтобы превратить этот фонд в результаты, соответствующие миссии.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Бизнес журнал Мономах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector